Дворцы Санкт-Петербурга

Содержание

Дворцы эпохи петровского барокко; Дворцы эпохи анненского барокко; Дворцы эпохи елизаветинского барокко; Дворцы эпохи раннего классицизма; Дворцы эпохи строгого классицизма; Дворцы эпохи позднего классицизма; Дворцы эпохи эклектики и модерна

Введение в тему

(онтология общеизвестных понятий)

Культурология как одна из важнейших гуманитарных наук имеет своей целью обобщить и философски осмыслить достижения в исследовании отдельных направлений культурной жизни общества, создать целостную картину развития культуры, не отрывая при этом изучение памятников архитектуры, литературы, музыки, изобразительных искусств от изучения общеисторического процесса развития человеческого общества, его экономических и социальных проблем. По этой причине культурологическая терминология должна быть разработана так, чтобы тот или иной термин обозначал не только формальные признаки изучаемого объекта, но и его историческое место в социокультурном процессе. Данная работа посвящена различным исторически сложившимся типам частных зданий и владений, поэтому во "Введении в тему" будут рассмотрены происхождение и варианты использования терминов, которые употребляются для обозначения подобных объектов, но употребляются зачастую ошибочно.
Историческая наука не придает большого значения рассмотрению отличительных особенностей дворцов или особняков, усадеб или дач, поскольку это не имеет отношения к ним, как к местам исторических событий. По этой причине постоянно встречается обозначение дворцов как особняков - и наоборот. Так, например, особняк Белосельских-Белозерских постоянно именуется дворцом, а дворец Кшесинской - особняком.
Формальное искусствоведение занимается указанными сооружениями с точки зрения их стилевых особенностей, которые имеют связь, но весьма опосредованную, с динамикой развития культуры. Филологическое толкование терминов отталкивается от фактов их общепринятого употребления, которое чаще всего не имеет никакого отношения к их научному осмыслению.
По этой причине происхождение и смысл тех или иных понятий и обозначающих их терминов необходимо рассмотреть с точки зрения культурологии.
Учитывая. что многие из ныне употребляемых в русском языке терминов, относящихся к частным владениям, являются "калькой" соответствующих европейских понятий и появились в русском языке в результате петровских реформ, нам придется при их рассмотрении учитывать разницу в миропонимании русского народа и различных европейских народов.
В эпоху средневековья западноевропейский феодал обитал в замке, который служил для него и местом проживания, и возможностью сохранять независимость от соседних сеньоров и даже, в известной степени, от королевской власти. Как говаривал в XIII веке французский феодал барон де Куси: "Я не король и не принц, но я - господин де Куси!". Вот из таких замков, представлявших собой замкнутый комплекс зданий и оборонительных сооружений, в более цивилизованные времена, и произошли дворцовые постройки в странах Западной Европы. Генрих Манн в своем романе "Жизнь Генриха IV" об этом процессе превращения замков во дворцы писал так: "Старик д`Альбре был просто сельский государь. Свой сильно укрепленный замок он перестроил и благодаря новым веяниям замок стал даже красив и затейлив".
Во Франции Королевский Лувр при короле Филиппе II Августе (рубеж XII - XIII веков) выглядел как прямоугольный в плане комплекс крепостных построек, в котором чередовались трехэтажные корпуса и десять башен. Внутри этого комплекса, посредине обширного двора возвышалась башня королевского донжона . Попасть в эту крепость можно было лишь через ворота со стороны Сены, защищенные дополнительной крепостной стеной - равелином. Входы во все здания крепости находились со стороны двора. Начиная с XVI века, крепостные стены Лувра постепенно заменяются новыми - жилыми - постройками, уже не имевшими крепостного характера, и на протяжении следующего столетия королевский замок превращается во дворец, корпуса которого по-прежнему образуют в плане большой прямоугольник, повторяющий план прежних замковых стен и обрамляющий большой двор, который приобрел уже парадный характер, тем более, что все входы в здание по-прежнему находятся со стороны парадного двора.
В XVII веке неподалеку от Лувра строится дворец кардинала Ришелье - "Пале-Рояль", уже не имевший в качестве предшественника замкового сооружения, поэтому его парадный двор опоясан корпусами уже только с трех сторон, но от улицы отделен кованой металлической оградой, Таким образом, парадный двор виден с улицы, и это дает возможность оформить его соответствующим образом, превратив в курдонер или украсив "партерными вышивками".
Оба типа дворцов (palais) - и с замкнутым парадным двором (как в Лувре), и с распахнутым как бы "напоказ" парадным двором (как в Пале-Рояле) - во время своих европейских поездок Петр I видел не только в Париже, но и в Берлине, Амстердаме и Вене, и оба типа впоследствии появились в Петербурге в исполнении иностранных архитекторов или их русских учеников.
Средневековая Русь не знала замков, принадлежавших индивидуальным владельцам. Русский город (кремль, кром, детинец) не был местом постоянного проживания кого бы то ни было, - на его территории в мирное время могла находиться лишь охрана, да приют городского храма или братия расположенного в окружении городских стен монастыря. Все остальное население обитало на посаде, который зачастую также был обнесен городской стеной или земляным валом. В городе же собирались или на торжественное богослужение в престольный или двунадесятый праздник, или - в случае военной опасности - скрывались за твердью городских стен, посильно участвуя в обороне.
На тесной территории посада место для дома выбиралось, конечно, с учетом сословной принадлежности, но при этом дом простолюдина вполне мог соседствовать с жилищем более знатного горожанина, только выглядел попроще да был пониже. Распространенный на Руси тип дома знатного горожанина - "палаты" (палаты бояр Романовых в Москве, палаты купца Поганкина во Пскове). Палаты строились на высоком хозяйственном подклете; жилая часть - клеть - имела, как правило два этажа. Нижний этаж клети был семейным, верхний этаж, или терем, отводился для дочерей-девиц. Иногда палаты богатого горожанина именовали "хоромами". Дом, который отличался особым предназначением и роскошью и очень большими размерами именовался "чертогами" (например, Царские чертоги в Троице-Сергиевой Лавре).
В Московском Кремле в 1635 - 1636 гг. Бажен Огурцов, Антип Константинов, Трефил Шарутин и Ларион Ушаков возвели сооружение, которое в искусствоведческой литературе обычно называют Теремным дворцом. Его двухъярусный подклет вмещал различные хозяйственные помещения. Выше него - в первом этаже клети - были помещения для прислуги и для гостей, еще выше - во втором клетском этаже - располагались царские горницы, а над ними поднимался златоверхий теремок со "смотрильной" башенкой. Таким образом, зодчие воспроизвели все особенности древнерусской архитектуры, и здание представляло собой традиционные палаты, или чертоги, отличавшиеся от обычных палат гораздо большими размерами. Самое название "Теремной дворец" объясняется неправильным использованием терминов и отсутствие культурологического подхода у более поздних исследователей.
"Начало формирования дворцовой архитектуры восходит к раннепетровской Москве, к <нарышкинскому> стилю. Первые дворцовые постройки при всей их новизне своим узорочьем и живописностью еще напоминали теремную архитектуру XVII века. Стилевая их природа была противоречивой, эклектически соединявшей в себе старое и новое. Показателен в этом отношении Лефортовский дворец, оформление его фасадов и интерьеров. В главном парадном зале, перекрытом необычным плоским потолком, модное западноевропейское оформление шпалерами и зеркалами уживалось с таким рудиментом теремного интерьера, как огромная, до потолка, кафельная печь. (Подобное сочетание традиций России и Западной Европы станет характерным для всего русского дворцового строительства - С.Б.). Ближе к западноевропейским образцам был дом М.П. Гагарина на Тверской (начало XVIII века)"(1)
"Лефорт, любимец Петра I, в церемониальных представлениях заменявший собой лицо государя, не терпевшего никакой пышности, имел в немецкой слободе, на Яузе, нарочно для того замком (выделено мной - С.Б.) построенный и пожалованный дворец, который по смерти его поступил в казну и до днесь называется его именем *" (2)
Дворцовый - замкнутый - характер построек, заимствованный из европейской архитектуры, появляется в Москве в конце XVII века, затем получает особое распространение в Петербурге, а уже по образцу петербургских дворцов (и часто - по проекту петербургских мастеров) подобные сооружения начинают возводить и в других городах.

Итак, дворцом мы назовем обособленное частное здание больших или меньших размеров, отличающееся сословно-замкнутым характером, благодаря наличию парадного двора, отделяющего дворцовый комплекс от всего окружающего пространства (городского или загородного).

Дворец, как правило, является центром городской или загородной резиденции, в которую, помимо него, обязательно входит парк тех или иных размеров и, чаще всего, регулярной планировки, парковые павильоны, различные увеселительные затеи и служебные постройки. Вся территория загородной резиденции обычно была обнесена оградой, а иногда - и рвом с водой.
Иногда дворец был главной составляющей не резиденции, а дачи: необходимо не терять из виду характер землепользования в том или ином случае. После превращения Санкт-Петербурга в столицу русского государства понадобилось срочно заселить его окрестности, ибо большинство старых сел и деревень, возникших еще во времена Новгородской республики, к этому времени опустело. Это было вызвано несколькими причинами: во-первых, большая волна переселенцев еще в середине XVII века покинула эти земли, придерживаясь старой веры и спасаясь от "никонианства"; во- вторых, многие ушли, не желая оставаться "под шведом"; наконец, в-третьих, местное население никогда не знало крепостной зависимости, и многие после основания Санкт-Петербурга убежали от возможности быть закабаленными. В любом случае отсутствие сельского населения надо было восполнить, и Петр I начал раздавать земли вокруг Петербурга своим приближенным и родственникам с условием немедленного переселения на новые территории своих крепостных людей из Центральной России (таких крепостных называли "переведенцами"). Земли раздавались, как правило, в майоратное владение (но с правом продажи!), - в этом случае на них создавались резиденции, - но в некоторых случаях тому или иному придворному давали участок для временного пользования, без наследственного владения - такой участок именовался "дачей". Этот характер землепользования был обычен для окрестностей различных загородных царских резиденций: придворные, чтобы быть все время "под рукой", получали во временное владение участок, на котором строили дворец, разбивали сад и т.д. и которым пользовались, пока были "в случае". Когда "случай" кончался, участок получал другой возвысившийся счастливец.
"Дачными" были участки вдоль старой Петергофской дороги, которая должна была, по замыслу Петра I, напоминать дорогу из Парижа в Версаль (вдоль этой дороги по пути в Версаль из окна кареты можно были видеть непрерывную череду дворцов и парков придворных французского короля). В конце 1710-х годов по приказу царя земли у Петергофской дороги были разделены на одинаковые участки и распределены между придворными в соответствии с их значением при дворе; каждый должен был срочно построить дворец (как правило, деревянный, но выкрашенный "под кирпич") и разбить вокруг дворца парк. При последующих монархах от прежних фаворитов участки переходили новым; со временем на месте деревянных дворцов появились каменные, а на самих участках взамен резиденций появились усадьбы репрезентативного характера; в некоторых случаях "дачное" землепользавание сменялось наследственным; - все это будет рассмотрено в соответствующих разделах.
Во 2-й половине XVIII века в Петербурге появляются первые особняки.
В европейских столицах дворец обычно имела королевская семья, и, в редких случаях, позволялось построить дворец какой-либо важной персоне (кардинал Ришелье в Париже, герцог Бэкингем в Лондоне). Остальная же знать, даже королевские родственники, жили в домах без парадного двора, имеющих вход прямо с улицы, - такие дома именовали "hotel" ( в Париже - отель Субиз, отель принца Кондэ и др.).
Появлению "отелей" в Петербурге предшествовал Указ о вольности дворянства, подписанный императором Петром III в феврале 1762 года. Этот указ освобождал дворян от обязательной до этих пор государственной службы, и многие, воспользовавшись им, ушли в отставку, благо по Указу отставникам за долгосрочную службу из Удельного ведомства выделялись земли с крепостными крестьянами. Лишившись немалого жалованья, отставные дворяне должны были отныне кормится доходами со своих имений, а чтобы эти доходы не уплывали на сторону, они сами были вынуждены заниматься хозяйством. т. е. сделаться помещиками. При этом не могла не произойти крутая перемена в их мировоззрении: многие выяснили, что булки не на деревьях растут, а молоко черпают не из рек с кисельными берегами, что безумная расточительность предыдущей эпохи должна смениться рачительным хозяйствованием. Кроме того, стало понятно, что наступил конец прежней кастовости, и теперь им постоянно придется иметь дело с людьми другого круга: купцами, биржевыми маклерами, деятелями банковской системы и т.д. Приезжая по делам в Петербург, помещики вынуждены были принимать большой круг лиц, а для этого более подходили особняки, нежели дворцовые комплексы.
В XIX веке, благодаря появлению министерств, разветвленной системы департаментов, развитию банковского дела, расширению коммерции и промышленности, превращению Петербурга в военную столицу, появляется большое количество достаточно богатых военных и штатских чиновников, которым просто невозможно было замкнуться во дворцах и сам характер деятельности которых требовал более доступных, хотя бы по внешнему виду, особняков.

Итак, особняком мы назовем городской дом занимающегося активной коммерческой или государственной деятельностью частного лица, имеющий вход прямо с улицы и находящийся в ряду соседних зданий.

Одновременно с появлением городских особняков, в пригородах Петербурга появляются дворянские усадьбы, зачастую занимающие места некогда роскошных резиденции. Обычному помещику средней руки не нужен был почти не пригодный для проживания дворец; он предпочитал иметь небольшой, но зато теплый и уютный дом, в котором можно жить и летом, и зимой. Конечно, близкие к Петербургу усадьбы, со временем вошедшие в черту города, по необходимости имели репрезентативный характер, и барский дом строился как дворец, но в отличие от прежних резиденций в нем всегда, помимо залов парадной анфилады имелось достаточное количество небольших жилых помещений.
Помещику не был нужен лишенный естественности регулярный парк; он предпочитал небольшой, но живописный парк, который, во-первых, мог служить местом вечернего отдохновения от дневных работ и забот, а, во-вторых, в соответствии с теорией Руссо, способствовал духовному совершенствованию того, кто каждый день общается с естественной природой. Но парк - не только место прогулок, он еще и фон для идиллических картин: там, на лужайке, пасется стадо или идет сенокос; тут, на речке, устроена запруда с мельницей, а образовавшийся пруд служит для разведения рыб ценных пород; к парку примыкают и фруктовый сад, и огород - и все это сделано в соответствии с рекомендациями, которые дал аббат Делиль в своей книге "Лицей садов", известной в России и во французском оригинале, и в переводе А. Воейкова. В состав усадьбы входило еще множество чисто хозяйственных построек: скотный двор с фермой и сырным заводом, конный двор, оранжереи, иногда - винокуренный завод - и зачастую все эти сооружения имели архитектурное оформление.

Усадьбой мы назовем оформленное в идиллически-руссоистском духе место пребывания "просвещенного" помещика, имеющего в своем распоряжении дом, пейзажный парк и ряд хозяйственных построек.

Необходимо отметить региональное, привязянное к столицам, распространение усадебных комплексов и их тесную связь с петербургской и московской культурой, а через них - с европейской культурой. Из всех гоголевских помещиков, упомянутых в первой части "Мертвых душ", нечто напоминающее усадебную композицию встречается только у Манилова, который, как выясняется, некогда был связан со службой в Петербурге.
В конце XVIII века в окрестностях Петербурга появляются первые дачи частных лиц, не связанных с придворной службой; сначала они создаются на землях С. С. Яковлева в Старой и Новой деревнях. Владелец земли, человек деловой, вышедший из купеческой среды, решает проблему получения доходов таким образом: разделив свои земли на равновеликие участки, он сдает их в долгосрочную аренду, т.е. на срок не менее 49 лет, а арендаторы строят на них свои загородные дома.
В 1826 году его примеру следует великий князь Михаил Павлович, получивший в наследство Каменный остров, вследствие чего появляется один из фешенебельных дачных уголков около Петербурга. Чиновникам крупного ранга было очень удобно иметь загородный дом в близких окрестностях, чтобы утром можно было без большого труда добраться до службы, а вечером вернуться назад. Особенно активным дачное строительство стало после появления железных дорог и пригородных поездов. В это время возникают дачные поселки на бывших усадебных землях, владельцы которых, лишившись после 1861 года своих крепостных, занялись получением дохода с арендаторов.

Итак, дачей мы назовем собственный загородный дом, владелец которого построил его на земле, сданной ему в аренду. Иногда, по прошествии срока аренды, хозяин земли отказывался ее продлевать, соглашаясь, однако, приобрести дачный дом у его владельца. В этом случае он получал возможность в дальнейшем уже сдавать в аренду дачникам не землю, а помещения в купленном доме, - эта ситуация ближе к современному пониманию. В предреволюционные годы на арендованных участках возникают огромные дачные дома дворцового типа, принадлежавшие первым петербургским миллиардерам.

Все упомянутые во "Вступлении в тему" типы петербургских частных домов представлены в соответствующих разделах, в подразделах которых здания сгруппированы по архитектурным стилям, а, следовательно, и по историческим эпохам.

дальше